По вопросам сотрудничества и выступлений: +7 (905) 567-61-13 (WhatsApp, Viber, Telegram)

Юрий Павлюк

Эксперт-практик, спикер и консультант по комплексному интернет-маркетингу

Рама мылась мамой

Я 14 лет профессионально занимаюсь журналистикой. Поэтому могу судить о языковых тенденциях начала 21-го века. Так вот, их две – канцеляризм и страдательные глаголы. Причем, к сожалению, часто они с Тамарой ходят парой.

Первое из этих двух зол – меньшее. Потому что люди хотя бы не думают канцеляризмами. Но ими говорят. И это уже подбешивает. Особенно, когда кто-то начинает переводить сказанное на нормальном языке на язык канцелярский.

Мама мыла раму

Коллеги по перу знают: беседуешь, бывает, с человеком. Затем готовишь материал. Отправляешь визави на согласование. Ну, мало ли чего тот сказал «не для прессы» или, наоборот, забыл упомянуть. Хорошая мысля – она вообще часто опосля приходит.

Так вот, текст возвращается. И ты не узнаешь его в гриме. Было, например «обеспечивают работоспособность». Согласен, и это не айс. Но возвращается ведь «ведется постоянная работа по обеспечению работоспособности». Разве стало умнее? Стало доступнее для понимания? Что вообще изменилось в лучшую сторону?

Но в этом же примере мы видим беду пострашнее. Появился страдательный глагол. То есть логический объект действия стал грамматическим субъектом. Например, было «строители возводят дом», станет «дом возводится строителями». Было «ученики выполняют задание», станет «задание выполняется учениками». Ну, натурально «кто был ничем, тот станет всем».

Вот и в первом моем примере сначала кто-то конкретный «обеспечивал», а потом стала «проводиться работа по обеспечению». Будто бы сама работа стала делаться. Сама по себе. Ну, используя людей, конечно. Но они здесь – второстепенные члены предложения, мы о них, так сказать, говорим в творительном падеже.

Что такое страдательный глагол не в языковом, а в смысловом выражении? Это элементарное перекладывание ответственности. Да еще и не на кого-то конкретного, а так, не пойми на кого. Поэтому говорится и пишется следующее (надо же, как ловко я сам только что использовал два страдательных глагола!): «было принято решение», «рассмотрены вопросы», «подготовлен проект указа», «осуществляется профилактика», «ответ был направлен»… Вы слышите и читаете подобное сотни раз в день.

Те, кто читал антиутопию «1984» Джорджа Оруэлла, меня прекрасно поймут. Кто не читал – безусловно рекомендую, но предупреждаю, что это очень тяжелая книга (если вы привыкли читать внимательно). Так вот, в этом романе, написанном, кстати, в 1949 году, излагается пугающая простотой идея (блин, опять страдательный глагол!). Мыслят люди словами. Меньше слов – меньше мыслей. И если поэтапно сокращать набор используемых населением слов (в первую очередь – в СМИ и литературе), то управлять им будет намного проще.

Это, так сказать, в целом о том, какое значение имеют слова в нашей жизни (а не только в газетных очерках). Поэтому нельзя закрывать глаза на то, что происходит с языком сегодня. Ведь завтра то же самое может произойти с нашими мыслями. А послезавтра мы будем жить там, куда нас приведут эти завтрашние мысли.

Но я не вижу, чтобы эти проблемы как-то самоустранялись или нивелировались насильственным путем. Как могу – борюсь с ними в своей семье и газете, которую редактирую. Но в целом канцеляризмы и страдания процветают. И даже знаю, когда они смогут отпраздновать окончательную победу над здравым смыслом – когда знакомые каждому взрослому строки перепишут на новый лад: рама мылась мамой.

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично! (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...